Выпуски в тексте

№211 Марат Нигаметзянов

# 211. Марат Нигаметзянов (GetCourse)

Владимир: Марат, добрый день!
Марат: Привет!
Владимир: За последние месяцы ко мне приходило много гостей, и мы говорили про онлайн образование. В период пандемии рынок существенно вырос: людям было нечего делать, многие начали использовать онлайн образовательные курсы, проекты и т. д. А как быть сейчас? Сохранит ли рынок эту динамику или это была случайность? Как относиться к такому резкому рывку, чтобы это не оказалось «прыжком дохлой кошки», как говорят в трейдинге? 
Марат: Ну, прямо такого резкого роста, как это было в апреле-мае, конечно же, не будет, хотя рост все равно будет продолжаться, и он связан с двумя моментами. Во-первых, люди вынужденно познакомились с онлайн образованием. Сложились такие условия, что те, кто даже не рассматривал для себя возможности получить какие-то дополнительные знания, попробовали это.
Владимир: Это так же, как с электронной коммерцией - люди начали покупать продукты онлайн?
Марат: Да-да. Это как раз второй момент. Те, у кого был офлайн бизнес, поняли, что нужно диверсифицировать свои риски. И как оказалось, онлайн тоже выход. А те, у кого не было бизнеса в онлайне, начали задумываться о нем. Либо это вообще новый вид бизнеса - онлайн.
Владимир: То есть, с одной стороны, мы получили огромное количество людей, которые попробовали онлайн образование, и теперь они понимают, как это работает, и могут дальше продолжать потреблять образовательные онлайн продукты. С другой стороны, Вы говорите об инвесторах и о бизнесах, которые тоже начинают рассматривать онлайн-образование как свой бизнес?
Марат: Нет, я говорю о тех людях, которые хотят заработать деньги, о предпринимателях. Если человек имеет предпринимательскую жилку, то он будет зарабатывать деньги любыми путями. И многие сейчас поняли, что это можно делать с онлайном, и связан он не только с образованием, а вообще с любыми видами услуг. 
Владимир: Пресловутая digital трансформация с более быстрыми темпами после всей этой истории?
Марат: Да, нам просто повезло. То, как у нас все прошло в стране, я считаю удачей.
Владимир: Дима Крутов из компании Skillbox говорит о том, что те планы, которые они ставили себе на осень и ближе к зиме, уже реализовались. Не выгорит ли тогда рынок? Не закончатся ли люди, готовые платить деньги за онлайн образование?
Марат: Нет, не закончатся. Денег много, поверьте мне, и деньги есть у всех. 

Владимир: Марат, хотелось бы поговорить о конкуренции. Что собой представляет рынок онлайн платформ для онлайн образования? Есть ощущение, что он вами монополизирован. Но любая монополия в частном бизнесе когда-то заканчивается. Когда рынок станет по-настоящему конкурентным? Что такое онлайн образовательная платформа? Условно, я хочу продавать свой онлайн курс по ведению радиопрограмм, мне где-то нужно это выкладывать, принимать оплату, а вы как раз решение для этого. И такого многофункционального решения, понятного, прозрачного, с хорошей службой поддержки я лично не нашел. Это не реклама, вы мне ничего не платили, но, тем не менее, это так. Когда появятся конкуренты, почему их нет и как обстоят дела на Западе?
Марат: Ну, почему же на Западе, у нас в России полно конкурентов, они пытаются расти. Просто мы-то начинали все это делать давно, 5-6 лет назад. И соответственно, мы не вкладывали деньги в маркетинг для того, чтобы захватить рынок, мы вкладывали деньги в продукт. Сейчас для того, чтобы создать аналогичную платформу, вам только в продукт понадобится вложений примерно 2-3 миллиона долларов, то есть это 200 миллионов рублей. 
Владимир: Плюс какое-то время, чтобы это потратить и с умом реализовать?
Марат: То есть вам нужно 2-3 миллиона долларов, вам нужно время, за которое мы опять уйдем вперед, и вам нужно столько же денег еще и на маркетинг. И средний, скажем так, инвестиционный план для новой какой-то платформы - это в районе 10 миллионов долларов, чтобы все аккуратненько сложить, со всеми операционными расходами и прочим.
Владимир: Вы знаете, на рынке у нас деньги вроде как есть. Мы смотрим на Mail.ru Group на Яндекс, на Нетологию с Северсталью - эти деньги можно найти и реализовать. Только почему годных конкурентов не существует? 
Марат: Да нет же, есть маленькие компании, которые пытаются это все делать. Мы следим порядка за десятью такими российскими проектами. Но, как я говорил, мы не тратили деньги на маркетинг, мы вкладывали деньги в продукт. Люди, которые сейчас делают хоть какие-то платформы, они вынуждены тратить деньги и на маркетинг, и на продукт. А это большие деньги, хотя сам рынок-то в принципе небольшой. Соответственно, для любого инвестора это становится очень невыгодной историей, что для Mail.ru, что для Яндекс. 
Владимир: Знаете, несколько выпусков назад я разговаривал с Максимом Спиридоновым, он верит в формирование таких «супер игроков», как он их называет, среди которых видит себя, Skyeng, Mail.ru со всеми их продуктами. А Вы верите в такую теорию, если говорить о том, что должны появиться долларовые единороги в онлайн образовательном рынке? Будете ли Вы частью такого игрока или станете сами этим игроком? 
Марат: Я не верю, что такой игрок появится, что произойдет какая-то агрегация, соединение или консолидация таких проектов. Кстати, по поводу ЛМС и прочих больших систем, все большие игроки имеют собственные обучающие платформы, собственные разработки. Это очень важный момент, потому что мы с GetCourse даем людям более доступное решение.
Владимир: Более быстрое?
Марат: Быстрое, доступное решение. Потому что люди не могут вкладывать в разработку своего софта столько денег.
Владимир: Хотелось бы еще поговорить про порог входа на рынок. Он действительно невысокий, особенно если делать MVP или продукт целиком, например, на вашей платформе, которая в общем спектре затрат занимает не очень большое место. Является ли это проблемой сейчас, когда кто не попадя создает онлайн образовательные курсы (их называют инфоцыганами и инфобизнесменами)? Или это возможность для роста рынка онлайн образования, когда люди получают знания через интернет?  
Марат: Во-первых, порог входа низкий - это хорошо, я считаю, и дает больше конкуренции в образовательном процессе. Люди будут искать разные варианты не только продаж, но и получения результатов у своих учеников. Выиграет тот, кто реально заинтересован получить результат. Потому что люди не станут голосовать рублем за плохой продукт, а особенно образовательный, и особенно онлайн. В школу, в институт ты ходишь за корочкой, и знания можешь и не получать, или ты еще какие-то преференции получаешь, отсрочку от армии, к примеру. Но здесь люди более сфокусированы на том, чтобы получить конкретный результат, они заинтересованы в образовательном процессе. Многие ходят в школу, в институты, потому что «надо». А здесь ты должен ходить, потому что это онлайн и ты сам выделяешь себе время, чтобы получить эти знания. Соответственно, тем, кому это не нужно, они знания не получат. 
Владимир: Здесь ситуация, как мне кажется после беседы с Вашими коллегами по цеху, похожа на спортивные залы и спортивные клубы: люди покупают, потому что им нужно держать себя в хорошей форме или получать новые знания. Но доходимость до конца пока еще не гипервысокая. Это так или нет?
Марат: А как измерять? Половина людей точно доходят, и, слава Богу, что они доходят, и мы знаем, что они дошли. А сколько учеников в школе, в институте доходят и до куда они доходят - не понятно, и как ты это измеришь? 
Владимир: Относительно низкого порога входа, к примеру, я интересуюсь созданием образовательного продукта со знаменитыми людьми, прихожу к ним и говорю, что делаю качественный, полезный, киношный видеопродукт, а они в ответ: «Мне сегодня уже 23 человека позвонили и пообещали 50% дохода от этого мастер-класса, который вы хотите снять». Такая наполненность инфоцыганами, прибежавшими только срубить бабла, является ли это проблемой для развития рынка?
Марат: Давайте с терминологией определимся. Во-первых, про инфоцыган: онлайн бизнес это такой же бизнес, как и обычный, его вести так же тяжело, как и в офлайне иметь какую-нибудь шаурмичную.
Владимир: Под инфоцыганами я имею в виду тех, кто: «Посмотри наш курс и гарантированно заработаешь в 200 раз больше…». 
Марат: Ну, с такими обещаниями ты не сможешь долго продавать продукт. Такие люди появляются в офлайне, один раз они тебе что-нибудь попродавали в течение сезона и все, все закончилось. Мы же говорим не просто заработать денег, а продолжительно зарабатывать. Соответственно, и продукт ты должен делать хороший.
Владимир: А рынок автоматически отсеет плохих шарлатанов?
Марат: Конечно. Есть много глупых людей, которые платят за какую-то ерунду, но ничего страшного в этом нет. 

Владимир: Так что, друзья, не будьте такими глупыми людьми, которые платят за ерунду, покупайте хорошие образовательные курсы!
Марат, если я специалист в чем-то, в ведении радиопрограмм или в продаже стульев и хочу это сделать, сколько мне нужно денег для того, чтобы начать? Из чего состоит пирог затрат на мое онлайн образование?
Марат: В среднем наши клиенты отдают нам около 2% своего оборота за пользование платформой. А мы им даем инфраструктуру, в которой они могут работать. Для сравнения, 2%-3% они платят за эквайринг, 6%-7% платят налоги и до 25% тратят на рекламу. То есть отдают в тот же самый Mail, Instagram, Facebook, в тот же Яндекс, но в Яндекс в меньшей степени. Более 60% трафика сейчас приходит из Instagram. 
Владимир: Ну хорошо, 2% это казалось бы не очень большие затраты в пироге затрат на саму платформу, а можно чуть более подробно, что есть в вашей инфраструктуре? К примеру, у меня есть видеофайл, записанный на моем Айфоне, хочу его продавать…
Марат: У нас есть все, весь инструментарий для того, чтобы доставить этот образовательный продукт, который вы придумали, до конечного покупателя и забрать у него денежку. Если вы хотите заработать миллион рублей, то нам вы, скорее всего, отдадите в районе 20 тысяч рублей. Думаю, это очень честно.
Владимир: Звучит неплохо. И все-таки, сколько в среднем начинающие свой путь в онлайн образовании должны заплатить за продакшен, за сценарий?
Марат: Да нисколько не должны платить. Человек, который начинает что-то делать, он вообще никому ничего не должен платить. Вот он заплатил за платформу, открыл ИП, стал самозанятым, заключил договора с Яндексом или еще с кем-то и начал продавать – все. Это все, что он должен делать. Он не должен тратить безумные деньги в видеопродакшен, он не должен платить гарантии и гонорары каким-то звездам. Нашел, договорился, бесплатно, вперед, поехали! Начинать какие-то продукты нужно с минимальными затратами. 
Владимир: Делать MVP и потом уже дальше развиваться?
Марат: Да. У тебя есть один рубль и все - говорите, что у меня ничего нет. В принципе даже за 2 недели, которые дает наша платформа бесплатно, вы можете успеть много чего сделать и принять первые деньги, это абсолютно точно.
Владимир: Про ниши хочу еще Вас спросить. Что люди сейчас больше всего смотрят, покупают? Какие темы более востребованы?
Марат: Люди ищут, как научиться зарабатывать деньги. Это такой большой пирог курсов и школ, которые учат каким-то новым навыкам, профессиям. Второе - это личностный рост, финансы и прочее. Фитнес тоже очень хорошо идет.
Владимир: То есть, грубо говоря, три лидера: в нижней части - тело, второе - личностный рост и развитие, третье - это практическое применение этих навыков, чтобы с завтрашнего дня начать зарабатывать больше денег?
Марат: Да, люди учатся зарабатывать деньги, все по-разному: кто-то консультации делает, кто-то учится вязать, кто-то учится чайный гриб выращивать… и у многих это получается, многие возвращаются.
Владимир: Так что, друзья, вперед за знаниями!

Марат, хотелось бы поговорить с Вами о России и мире вообще. Насколько русские знания, академические знания, могут быть востребованы за рубежом? Насколько наши образовательные компании технологически готовы быть адаптированными на Запад? Например, вы - платформа. Казалось бы, это очень просто — перевести интерфейс на английский язык, подготовить агрегат, агрегировать новые платежные методы и все - пошло, поехало, замаркетировал, все здорово. Или Skyeng, например, почему бы ему в Азии не развиваться? Что Вы думаете насчет России и западного мира?
Марат: Если про Skyeng - подумайте, почему они не делают другой язык, испанский, китайский, к примеру? Потому что надо все с нуля переписывать и делать. Они молодцы, идут в математику, потому что математика - основа вообще всего, все дети должны знать математику «на зубок». 
Владимир: Кстати, на вопрос, почему математика в некоторых странах у них не пошла, они отвечают, что все дело в психологии, менталитет везде разный и нет такого повсеместного мнения, как у нас в России, что все должны знать математику.  
Марат: Это хорошо, потому что те, кто математику не знают, много денег не заработают. Вернемся к примеру с Китаем. С ним вообще сложно работать. И единственный вариант что-либо сделать - неважно платформу мы делаем или какой-то образовательный продукт - нужен обязательно партнер в другой стране. Без партнерства самому выйти на рынок практически невозможно. В Китае, например, нет Google и нужно иметь собственные сервера. Вы не можете иметь софт вне Китая, вы должны быть китайской компанией, у вас должны быть в Китае учредители: свою компанию вы не можете учредить. И вы не сможете вывести оттуда деньги, юани, они будут у вас только в Китае, вы будете искать хитрые варианты, как их вывести в Гонконг и пр. Здесь у вас возникнут проблемы, так как будет другая компания, вы бенефициары, и вам нужно уведомлять налоговую, в виду чего у вас будут другие налоговые преференции. Вернее, не преференции, а взыскания с вас. Будете платить не 13%-15%, а 35%. И все это аккуратненько у вас придушится.  
Владимир: То есть выходить на рынок только с партнером, а вся сложность - в нахождении адекватного партнера за рубежом?
Марат: Да, партнеров надо искать, методом перебора пробовать - это чисто техническая задача. Другие рынки - это другой менталитет, по-другому люди потребляют контент, у них другие привычки. 
Владимир: А Вы за рубеж пойдете или нет?
Марат: Мы готовы идти за рубеж. Я надеюсь, мы туда дойдем буквально в ближайшие три года.
Владимир: Марат, а какое будущее у онлайн образования? Куда стоит смотреть, куда мы бежим в России?
Марат: Поживем - увидим, конечно же. Но если в этом году рынок онлайн образования можно оценить порядка 60 миллиардов рублей, то в ближайшие 2,5-3 года он вырастет в три раза и будет где-то 150-180 миллиардов рублей, абсолютно точно. Это такой мой прогноз. Надеюсь, будет получше, но хуже точно не станет.
Владимир: Что должно произойти, чтобы этот прогноз сбылся? Почему такой хороший рост, в три раза? 
Марат: Люди распробовали, как учиться. У людей будут результаты, появится много тех, кто будет предлагать хорошие продукты, и люди, которые носили деньги в одни места, перестанут туда носить… У человека всего 24 часа в сутках, соответственно, он будет выбирать, где ему эффективнее получить знания, либо в том числе развлечь себя.
Владимир: А в плане технологий что-то новое, какие-то технологические тренды в онлайн образовании мы увидим? Геймификации, как делают в Skyeng.
Марат: Если говорить про геймификацию, я в это особо не верю. Не верю, что геймификация влияет, например, на продажи. А все, что не влияет на продажи, бесполезно использовать. В каждом конкретном случае конкретная игра должна влиять на конкретные данные, что надо замерять. У Skyeng в принципе могут быть такие данные, у тех, кто много проходит конкретный какой-то один курс. В основном же люди, которые голословно говорят, что геймификация будет полезна вам, либо что-то не знают, либо врут.
Владимир: С точки зрения технологии на что сейчас больше спрос - на онлайны, на более высокое качество видео?
Марат: Нет, качество видео вообще ни на что не влияет. Я считаю, что следующий этап - это исключительно весь продакшен в мобайле: вам не нужен компьютер, вам нужен только ваш сотовый телефон для того, чтобы сделать курс. 
Владимир: И мы еще больше утонем в образовательном контенте? 
Марат: Да, но какую форму он будет иметь? Я считаю и верю, что он будет исключительно мобильный. Вам не нужно делать студийные съемки, ничего такого не будет. У вас будет телефон - это и ваше место съемки, монтаж, звукозапись.
Владимир: И ваше же место потребления?
Марат: И ваше же место потребления, да. Соответственно все форматы будут туда адаптироваться.
Владимир: Большое спасибо, Марат, что пришли в гости, рассказали такие интересные и полезные инсайты.
Марат: Вам спасибо.